Капитан зараза: крис дали пришел на помощь сан-франциско, что позволило избежать проблем с кубком америки

Скандальный политик

В этом городке крайне трудно найти какого-либо человека, который бы имел нейтральное отношение к К. Дали.  Его либо почитают, либо ненавидят. Если бы он додумался до пропаганды воды, то многие местные жители перестали бы ее использовать из принципа. Он имеет «черный пояс» по хамству и этот титул закрепился на многие года, если не столетия. Свой «титул» он получил после последнего дня его правления и с приходом к власти Ли. Такая неудача сподвигла Дали на последнюю грандиозную тираду в сторону противников, и речь та была подобно вулканической силе даже по его меркам. Сверженный с поста чиновник ходил по залу заседаний и поливал всех коллег грязью, не скупясь на самые обидные слова. Так, в частности, достался поток его красноречия и союзнику Ли, председателю Совета Д. Чиу. Для человека, который провел десять лет на высокой должности, это был крайне неудачный завершающий аккорд.

Таким образом, Дали успел и «хлопнуть дверью», и «расплакаться как девочка».

Однако настоящим подарком Дали данному городу стало его яркое сопротивление сумасшедшему стремлению прежнего мэра Г. Ньюсома провести здесь Кубок Америки, предварительно заключив дорогостоящую сделку и именно перед отправкой на новый пост к город Сакраменто.

В ходе этого противостояния К. Дали удалось сорвать сделку касательно передачи пирса под номером пятьдесят для проведения Кубка, расположенного на центральной набережной. По подсчетам специалистов, город понес убытки в размере пятидесяти миллионов американских долларов моментально и примерно столько же спустя какое-то время. Это было связано с земельными отводами. Так, в договоре, который действует и сейчас, речь идет исключительно о пирсе под номером двадцать семь, а площадь участка, передаваемого руководителю Оракл, миллиардеру, а по совместительству и яхтсмену Л. Эллисону, сократилась с четырнадцати до восьми гектар. Такое притеснение соревнований должно послужить экономией на внушительную сумму денег. Касательно плана развития северного побережья, то тут город потеряет около двенадцати миллионов, однако вскоре эту сумму можно будет отбить с лихвой.

Также данный скандальный политик еще известен тем, что он имеет враждебный напор, и достаточно большой, когда он, находясь на своей должности, поносил первоначальный вариант сделки касательно Кубка перед теми, кто готов был слушать. Хотя его изречения оставляли желать лучшего, а содержание было очень сложно проигнорировать.

Тем не менее, Чиу отдал должное К. Дали за то, что последний поднял актуальный вопрос касательно стоимости варианта с центральной набережной. Также о сильной экономии говорил и Наблюдатель совета Дж. Авалос. В противном случае, власти пришлось бы влезть в очень плохую сделку.

Опасения, которые Крис выразил публично, уже давным-давно донимали практически всех его коллег. Важен тот факт, что именно Дали заставил бухгалтерию раскрыть суммы для проведения состязаний.

По крайней мере горчиновники сообщали о том, что руководство порта Сан-Франциско было крайне недовольно идеей практически задаром отдать Эллисону огромнейшие участки земли, расположенные по центральной набережной. В действительности, порт уже подписал соглашение по первоначальному плану. Как позже выяснилось, городок нуждался в том человеке, которому было бы все равно на свое будущее в политике. Тот, кто не трепетал от мысли принимать на своей стороне грандиозный спектакль суперяхт и обладал отменным иммунитетом к ярчайшей лихорадке Кубка Америки. Одним словом, Сан-Франциско нуждался, так сказать, в козле отпущения, который обладал бы колоссальной пробивной силой. И для этой роли идеально подходил К. Дали.

Подготовка к Кубку

Когда же речь заходила о том, как бы замечательно было бы, если бы внешне все получилось с Кубком Америки, городская власть автоматически тянется к дереву, чтоб постучать по нем. Вместо задуманного дорогостоящего размещения базы в Мишн-Бэй, который представляет из себя довольно-таки мрачный район, утыканный различными вариациями здания, что украшает бутылки «Столичной», – будущий комплекс прекрасно устроился на северном прибрежье.

Если соглашение с 50-м причалом смогла бы уничтожить практически весь бюджет порта, а потом бы «потянула» за собой еще несколько миллионов долларов из горфонда, то сегодняшнее соглашение имеет положительные стороны для всех сторон, что является подозрительным. По крайней мере та версия, которая была подписана в декабре. Местные финансисты оценивают потери практически в двенадцать миллионов долларов, а аудиторы насчитали, что убытки будут составлять почти тринадцать с половиной миллионов долларов. При этом представители бухгалтерии поговаривают, что такую сумму едва ли удастся отбить на протяжении семи десятилетий, однако аудитор прогнозирует прибыль, которая составит фактически 24 миллиона.

READ  Самые стойкие спортивные рекорды, не побитые временем

Затраты, предстоящие оргкомитету яхтгонки, утвержденному Эллисоном, также значительно сократились. Так, строительство инфраструктуры обойдется в пятьдесят пять миллионов американских долларов, что является достаточно небольшой суммой в сравнении со стоимостью в сто пятьдесят пять миллиона, как было указано в первоначальном плане.

Также оргкомитет на себя примет неподъемные финзатраты на проведение работ по дноуглублению. Помимо этого, размещение Кубка США на северном побережье требует преодоления минимального количество экобарьеров. Еще, одним неоспоримым «плюсом», является то, что перемещение яхтгонки в северную часть города не будет негативно воздействовать на миллиард долларов чистой прибыли, которую регата должна принести частному бизнесу.

А в том, что «манна небесная» прольется на рестораны, отели, стройорганизации, а также другие учреждения не вызывали ни малейшего сомнения даже у скептиков.

Один из представителей горвласти утверждает, что подобное великолепие было предопределено с самого начала. Таким образом, вместо того, чтобы подписать один очень дорогостоящий проект, законодательный процесс сработал автоматически и отныне Сан-Франциско наслаждается наилучшим вариантом из всех предложенных ранее.

Львиная доля местных чиновников очень увлечены позированием на волне захватывающих схем предстоящего Кубка США, где крупногабаритные лодки мчатся с большой скоростью перед толпой любопытных зрителей. Невзирая на неоднократные просьбы, портовое руководство не предоставило каких-либо комментариев к данной статье. Однако большая часть политиканов из муниципалитета сообщили о том, что их очень достали портовые, которые ноют по поводу, что мэрия их давит, а сами при всем этом готовят сделку, забирающую миллионы из местного горбюджета в виде изгнания арендаторов, стройиздержек, а также бесплатной аренды участка для оргкомитета яхтгонки.

Директор порта М. Мойе не дала каких-либо комментарий по этому поводу. Но, как утверждает К. Дали, в свое время она отозвала его в сторонку и стала жаловаться, будто она последней узнала о кардинальных планах касательно передачи пятидесятого пирса и прочие объекты в аренду организационному комитету на срок до 75 лет. Он ей ответил, что она не могла никак узнать об этой ситуации последней, поскольку последним о подобных планах узнал именно он. Данный Факт Криса очень взбесил, поскольку большая доля отводимых участков пролегала в его округе.

Несколько представителей из горадминистрации сообщили, что руководство порта выразило колоссальную обеспокоенность по плану размещения Кубка, и что представители морских ворот были потрясены масштабом предстоящих финансовых затрат для города. Подсчет как краткосрочных, так и долгосрочных издержек, которые тесно связаны с передачей участков оргкомитету – дело довольно-таки небыстрое, а решение необходимо принять было до 31 декабря. Неудобные финансовые вопросы, так и оставались без какого-либо ответа, однако финансово-аналитический отчет до сих пор в разработке. Как сообщил член Совета Р. Миркарими, им все меньше приходилось по нраву некоторые условия договора и невнятные ответы, приходящие из местной городской администрации. О выгоде для городка информация не поступала, а мэрия уже «понеслась» его подписывать. В мэрии, в свой черед, отмечают, что если бы мегаполис не демонстрировал определенных каких-то мер и достижений, то возможность была бы упущена.

Русская эскадра в Калифорнии

В начале 1860-х годов Российская империя оказались по одну сторону «дипломатических баррикад» с Северо-Американскими Соединёнными Штатами. Англия, Франция и другие ведущие страны оказывали давление на Россию из-за «польского вопроса», а на Америку – из-за южных штатов. Кроме того, президент Линкольн, желавший освободить рабов, вызывал личную симпатию у русского царя, давшего свободу крепостным крестьянам. Одна из посланных Россией морских эскадр отправилась в Атлантику, другая – к тихоокеанскому побережью Америки.

«Для дезинформации правящих кругов Англии и Франции о задачах предстоящего плавания кораблей распространялись слухи, что эскадру снаряжают в двухлетнее заграничное плавание в Средиземное море и на Тихий океан якобы для замены уже давно находившихся там кораблей», — отмечает исследователь Михаил Кожевников.

Тихоокеанская эскадра отправилась в плавание в августе 1863 года, а до Сан-Франциско добралась 1 октября. Командовал эскадрой контр-адмирал Андрей Попов. Этот флотоводец хорошо зарекомендовал себя во время Крымской войны и пользовался доверием императора. Экспедиция состояла из шести кораблей – корветов «Богатырь», «Калевала», «Рында», «Новик» (разбился на рейде), а также клиперов «Абрек» и «Гайдамак». Общая численность экипажей, включая офицеров, составляла 1143 человека.

Русские моряки своим присутствием оказали неоценимую помощь американцам. В отличие от восточного побережья Калифорния (перешедшая в руки США за полтора десятка лет до Гражданской войны) была практически не защищена с моря

READ  Крыша в виде рыбы, перекошенные здания и другие архитектурные фантазии фрэнка гери, о которых вы не знали

Кроме прикрытия американских портов русские могли ударить по самому уязвимому месту Англии – морским торговым коммуникациям, что было важно и в случае нападения англичан на Россию

Из критиков в помощники

Отсюда следует, что Крис Дали, так мечтавший сорвать сделку, помог сделать ее еще лучше для жизни города. Вместо того, чтобы сорвать состязания международного масштаба, он его только укрепил, а, следовательно, сам того не желая, оказал огромную помощь портовому городку.

И это случилось по одной причине, он не знал, что у власти есть достаточно пространства для проведения маневренности. Он воспринимал такие переговоры как «все либо ничего». Размахивая аудиторской отчетностью, Дали стал разрушительной силой, а все остальные были созидательной силой, задача который была собрать все ошметки и построить что-то новенькое.

Ранее, северное побережья для регат категорически не рассматривалось. И этому есть объяснение. Предполагалось, что состязание будет проходить на стандартных однокорпусных лодках, для которых бы потребовалось отдельно возводить спецзащитные барьеры при заходе в морские ворота – волнорезы. Так, двадцать седьмой причал планировалось превратить в терминал, который будет обслуживать исключительно круизные лайнеры. По этой причине о волнорезах не могло быть речи. Но вскоре выяснилось, что соревнования будут проходить на катамаранах двухкорпусного типа, которые обладают отменной остойчивостью, 27-й причал снова вернулся на повестку дня, поскольку такие морские судна в волноломах не нуждаются.

В результате, к видимому негодованию оргкомитета регаты, вариант с северным прибрежьем стал базой официального заявления Сан-Франциско. Благодаря таком плану, город победил, предварительно получив правообладание принимать у себя Кубок. Хотя организационный комитет на тот момент в течении трех недель демонстративно заигрывал с прибрежным городишком Ньюпорт, делая тщательные попытки заставить Сан-Франциско вернуться к плану касательно центральной зоны.

Отныне городку предстоит выяснить более детально, что же он такое получил. Представителям бухгалтерии и аудиторской фирмы еще продолжительное время предстоит плотно работать над договором, в котором было вычеркнуто шестнадцать страниц, а после подписания оргкомитета и мэрии – отредактированы. Там будет, где хорошо порезвиться прочим противникам Кубка, однако уже не К. Дали.

Дали отныне вникает в другую бухгалтерию: ныне он скромный собственник бара «Бак Таверн», где проводит экзамен у очередной кандидатуры на вакансию бармен. Тестирование заключалось в отличном знании английского и испанского языков.

Он сообщил, что городишко возможно влезло в плохую сделку, но предыдущий план был гораздо хуже.

В настоящее время, в Совете гармонии станет значительно больше. Однако осталась небольшая деталь – выяснить, хватит ли им одного согласия, чтобы противостоять невыгодному соглашению, которое идет полным ходом вперед на так называемых «отлично смазанных лыжах».

Дали отмечает, что есть свой плюс в том, чтобы в Совете был такой человек, который бы не был крайне озабочен карьерой либо тем, что подумают про него представители СМИ. Также он не должен думать о том, чтобы получить приглашение на очередной прием в мэрии. «Если это – главные ваши заботы, то у вас никогда, гарантированно на все сто процентов, не получится сделать то, что я» – сказал Крис. Помимо этого, он отметил, что он гордится тем, что послужил толчком для принятия другого, более выгодного решения.

Красное и чёрное

После Второй мировой войны в Штатах задумались — а что, если какие-нибудь враги применят бактериологическое оружие? По первым прикидкам, население и Армия США могли даже не заметить, что их атаковали, — пока не будет слишком поздно. Причём, в отличие от дорогой и сложной атомной бомбы, бактериологическое оружие могли уже тогда разрабатывать многие страны.

Что делать?

Найти какой-нибудь имитатор боевых бактерий. Возьмём бациллу Серрация марцесценс(Serratia marcescens). Эта бактерия спокойно живёт в почве и воде. И, что полезнее всего, — вырабатывает ярко-красный пигмент. То есть эти бактерии легко отслеживать. Кроме того, она непатогенна — не наносит вреда человеку. Другая бактерия, Bacillus globigii, окрашивает заражённые области в чёрное. Тоже легко заметно.

Serratia marcescens. Милая, правда?

Для имитации атаки выбрали небольшой корабль. С него шесть дней, с 20 по 27 сентября, шлангами распыляли аэрозоли с выбранными двумя бактериями — каждый день по полчаса. Четыре дня — Bacillus globigii, и два дня — Serratia marcescens. Тральщик шёл параллельно берегу, проделывая за время выброса путь от двух до четырёх миль.

При каждом испытании тщательно замеряли температуру и влажность воздуха, курс и скорость судна, направление и скорость ветра. Позже в сорока трёх местах делали замеры количества бактерий.

READ  Пиратский бизнес Тима Вудсона. Американец переделывает старые хаусботы в пиратские корабли и продает на Craiglist за полсотни тысяч долларов и больше

Военные сделали выводы. Во-первых, атака приморского города бактериологическим оружием с судна вполне возможна. Во-вторых, успех атаки будет зависеть от метеорологических условий в момент её проведения. В-третьих, тесты дали Армии США полезную информацию о распространении бактерий.

Через четыре дня после первого выброса в госпитале университета Стенфорда впервые диагностировали болезнь, вызванную Serratia marcescens. За следующие пять месяцев нашли ещё десять человек с той же инфекцией. Причём один — Эдвард Невин — даже умер.

Доктора госпиталя честно написали о любопытном случае в научный журнал Arhives of Internal Medicine: так, мол, и так — эта бактерия считалась непатогенной, но есть нюансы.

В армии статью прочитали, подумали и в августе 1952 года отправили четырёх учёных изучить ситуацию. Армейскиеагенты Скалли» всё изучили и сказали, что вспышка инфекции выглядит как совпадение. А опыты стоит продолжать дальше. И армия продолжала — ещё два десятка лет. Только в 1969 году учёные сделали вывод, что бактерия всё-таки немного патогенна, поэтому хорошо бы опыты свернуть. Что и сделали.

Суд

А в 1976 году разразился скандал. Эдвард Невин-третий, внук покойного, прочитал свежую статью об испытаниях, где нашёл фамилию деда. Невин-младший поднял бучу. Начались слушания в Сенате США и разбирательства в суде.

Генерал Уильям Кризи, глава химической и бактериологической службы Армии США

Военные частично открыли архивы. Десятки раз в США распыляли в воздухе разнообразные микробы, думая, что они безвредны. От Сан-Франциско в Калифорнии до Ки-Уэста во Флориде. И даже в метро Нью‑Йорка.

Выяснилось, что бактерия Serratia marcescens безвредна — но только при строго определённых условиях. Тысяча и даже десять тысяч бактерий не приведут к болезни здорового человека. А вот бо́льшие количества — могут. Особенно если несчастный человек и без того был не очень здоров.

Эдварду Невину было 75 лет — он лежал в госпитале, леча простату. Чувствовал себя хорошо и уже шёл на поправку. Но 29 сентября 1950 года, спустя два дня после завершения испытаний, Невину стало гораздо хуже. В середине октября он умер.

Путь заражения

Почему США вообще проводили такие опыты? Потому что бактериологическая война выглядела крайне перспективной штукой. В 1969 году на слушаниях в ООН эксперты сообщили, что против мирного населения в расчёте на квадратный километр потребуется: 2000 тогдашних долларов для обычного оружия, 800 долларов — для ядерного, 600 — для нервно-паралитических газов, и всего один доллар в случае применения бактериологического оружия.

Тем временем заседания всё продолжались. Наконец в 1981 году суд решил, что Армия США не виновата. Точка.

Общественность, конечно, возмутилась — но что поделать? С Армией США не шутят.

Подвиг матросов

Годы американской Гражданской войны ознаменовались нестабильностью и беспорядками во многих северных штатах. Больше всего известны события в Нью-Йорке, где горожане целую неделю бунтовали против призыва в июле 1863 года. Не стало исключением и западное побережье. Как сообщается в книге Евгения Александрова «Русские в Северной Америке», «во время пребывания эскадры Попова в Сан-Франциско вспыхнул бунт». Народные волнения не достигли нью-йоркских масштабов, однако начавшийся 11 октября грандиозный пожар грозил уничтожить деловой центр города. Горели дома и магазины в нескольких кварталах между улицами Сакраменто, Драмм, Пайн и Дэвис. Узнав об этом, контр-адмирал Попов приказал нескольким командам русских моряков (200 человек) выйти в город.

«Послали всю первую вахту на берег тушить пожар», — свидетельствовала, к примеру, запись в бортовом журнале клипера «Гайдамак».

Яркое описание сан-францисского пожара можно встретить в повести Константина Станюковича «Похождения одного матроса»:

«Несколько паровых помп и ручных помп, привезенных с военных судов, стоявших на рейде, выбрасывали массу воды на горевший дом, сосредоточивая воду на более пылавших местах, но огонь не поддавался воде… На минуту пламя исчезало под густыми клубами дыма и снова вырывалось с еще большею силою.

Кучи имущества, которое успели спасти или выкинуть из окон, грудами лежали на набережной. Около пожитков стояли полуодетые жильцы и жилицы горевшего дома. Тут же были и маленькие дети».

Благодаря помощи русских моряков пожар благополучно удалось потушить. В благодарность власти Сан-Франциско 20 октября устроили банкет в честь матросов, а в начале ноября городской совет вручил Попову благодарственный адрес. Глубокое впечатление на американцев произвел не только героизм русских, но и их высокий культурный и военный уровень.

Как считают историки, пребывание эскадр у берегов США заставило Пруссию отказаться от подготовленной резкой ноты по «польскому вопросу». Затем умерили тон Австрия, Англия и, наконец, Франция. После распада антироссийской коалиции корветы и клиперы отправились на исследование малоизученных вод Русской Америки. Весной 1864 года, после решающих побед армии Союза, опасность нападения на США извне миновала. В июле Попов получил приказ вернуться в Россию.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: