Riva aquariva gucci handcrafted wooden model speed boat 70cm

Новоявленный иуда

Мазепа стал малороссийским гетманом 25 июля 1687 года. Путем интриг, склонив на свою сторону влиятельного тогда князя Василия Голицына, добился он булавы и власти над вольнолюбивой, мятежной Украйной.

Иван Мазепа

Новый гетман умел расположить к себе власть придержащих. В 1689 году будучи в Москве Мазепа понравился молодому Петру. Однако уже тогда распространялись слухи об изменнических намерениях правителя Малороссии. Царь отметал их, всецело доверяя своему любимцу.

В обоих походах на Азов гетман принимал самое деятельное участие, завоевав еще большее доверие Петра. В начале Северной войны Мазепа весьма деятельно помогает государю. В 1706 году Петр и Мазепа встретились в Киеве, где договорились о совместных действиях.

В то же время или еще ранее Мазепа задумывает измену: переход на сторону Карла XII и образование из Малороссии самостоятельного владения под верховенством Польши.

В октябре 1707 года гетман доверился своему генеральному писарю Орлику и начал переговоры со шведами. Через некоторое время последовал донос на Мазепу со стороны Кочубея и Искры. После успешного для него исхода следственного дела предатель еще деятельнее повел переговоры с польским королем Станиславом Лещинским и Карлом XII, закончившиеся подписанием с ними тайных договоров. Мазепа предоставлял шведам в качестве зимних квартир укрепленные пункты в Северщине, обещал доставлять провиант, склонить на сторону Карла запорожских и донских казаков, а также калмыцкого хана Аюку. По договору со Станиславом вся Украина с Киевом, Северщина с Черниговом и Смоленск присоединялись к Польше. Перед казацкими старшинами, которым открылся Мазепа, текст договора был сокрыт; целью его указывалось освобождение Малороссии от московской власти и создание независимой державы.

Осенью 1708 года Петр приглашает Мазепу присоединиться с казаками к русской армии под Стародубом. Изменник медлит, ссылаясь на свои болезни и смуты в Малороссии, и в то же время совещается со старшинами, ведет переговоры с Карлом. Меншиков решает навестить «захворавшего». Тогда, в конце октября, Мазепа с полутора тысячами казаков бежит с левого берега Десны к Карлу, стоявшему лагерем в 10 верстах от Новгорода-Северска, в Горках. Из шведского лагеря гетман рассылает письма, приглашая старшину и казаков последовать его примеру. Меншиков же, узнав об измене, берет приступом и разоряет Батурин, а Петр приказывает избрать нового гетмана. Согласно желанию Петра, таковым избран Скоропадский. Мазепу предают анафеме. Царь издает манифесты к верному малорусскому народу.

После Полтавской виктории Карл и Мазепа бежали в османские владения. Султан отказался выдать бывшего гетмана царскому послу Толстому; не помогли и 300000 ефимков, которые Петр предлагал великому турецкому муфтию за содействие в выдаче. Между тем здоровье новоявленного иуды уже было подорвано, и в августе 1709 года он умирает на чужбине.

Об охоте на Stinger

— Когда вам поставили задачу найти Stinger?

— В начале осени 1986 года в Джелалабаде «духи» сбили сразу три вертолета. Потом — гражданский самолет. И у нас завалили почтовую вертушку Ми-6, которая везла письма и продовольствие. Стреляли по всем летательным аппаратам, стремясь посеять хаос. Действительно, афганские пилоты отказывались садиться за штурвал, наше командование ВВС отдавало приказы уходить на высоту.

Стало ясно, что у боевиков появился новый ПЗРК. Предположительно, американский Stinger. В переводе на русский — «жало». Его еще называли первым интеллектуальным оружием с самонаводящейся головкой, реагирующей на тепло двигателя. Нажал на пуск и забыл…

Тогда командование 40-й армии и отдало приказ: постараться взять ПЗРК «живым», не отстреленным.

Во-первых, переносной ракетный комплекс требовался нашим специалистам целым и невредимым для детального изучения. А с политической точки зрения он был нужен, чтобы подтвердить участие американцев в афганской войне на стороне душманов. Ведь Штаты не признавались, что отправляют своих советников и снабжают «духов» оружием.

Все понимали: США хотят насолить нам, ограничить в полетах, а заодно припомнить Вьетнам, где мы крепко пощипали их в воздухе. Добытый Stinger стал бы неопровержимым вещественным доказательством.

Тому, кто первым возьмет ПЗРК, командование обещало присвоить звание Героя Советского Союза.

— Читал, американцы передали «духам» двести пятьдесят пусковых установок и тысячу двести ракет к ним.

— Да, была такая информация. За Stinger охотились все, а первыми перехватить его удалось нам.

Это случилось 5 января 1987 года.

В тот день вместе с Евгением Сергеевым, заместителем комбата по боевой подготовке, мы полетели на разведку в Мельтанайское ущелье — выбирали место для десантирования, засады и дневки группы. Это был отдаленный район, где «духи» чувствовали себя относительно вольготно. Вот мы и решили устроить им «подарок».

Кто и как рассказывал советским людям о далекой войне за рекой Термез

Шли на четырех вертолетах. Впереди — два Ми-8, чуть сзади — пара Ми-24 прикрытия. В первой вертушке сидел я с Сергеевым и двумя-тремя бойцами. Во второй машине — командир досмотровой группы Вася Чебоксаров, еще один офицер Валера Антонюк, переводчик Костя Скоробогатый и несколько разведчиков.

К бою мы не готовились, искали укромный уголок, где можно спрятаться на день-другой после засады. «Духи» ведь наверняка стали бы нас преследовать.

Сначала летели вдоль бетонки на юго-запад. Потом свернули влево и вошли в ущелье. Внезапно заметили трех мотоциклистов. У сидевшего на месте стрелка Сергеева взгляд цепкий, он оценил обстановку и сразу дал очередь из курсового пулемета. Бандиты не успели попрятаться. Чуть поодаль еще душманье суетилось.

Боевики открыли ответный огонь из автоматов, затем сделали два беглых пуска ракетами. Сначала один огненный шар пролетел мимо борта, потом второй. Мы решили, что это гранатометы. «Духи» торопились, им не хватило времени, чтобы привести пусковые установки в боевое положение, поэтому стреляли навскидку. И головка самонаведения не смогла захватить вертолеты. Мы ведь шли на предельно низкой высоте, буквально в пяти метрах над землей.

READ  6 причин, почему новая lineage 2 essence круче старой «линейки»

— Летчики говорили: преступно низкая высота.

— Всё так. Пилотировать сложнее, зато больше шансов не нарваться на ракету. Stinger, например, начинает работать с тридцати метров и выше. Ниже не видит цель.

Вертолетчики мигом ударили по «духам» НУРСами, неуправляемыми реактивными снарядами. Хорошо отстрелялись. Сергеев скомандовал, чтобы наш Ми-8 сел. Вторая вертушка, ведомая, осталась в воздухе, оттуда поддерживала огнем. Как и оба Ми-24.

Мы вступили в бой. Жесткий, но скоротечный. Стреляли друг в друга практически в упор. Правда, с разным результатом. С нашей стороны — ни одного раненого, с их — пятнадцать уничтоженных «духов». Последнего взяли живым.

О представлениях и отклонениях

— Слышал, будто Сергееву предлагали в Москве рассказать, что операция в Мельтанайском ущелье была тщательно спланирована, и Stinger вели чуть ли не из Америки. Чтобы, значит, и высокие чины в столице получили порцию славы.

— Может, кто-то и подходил к Жене с таким предложением, я не расспрашивал. Поймите, мы воевали за тысячи километров от так называемого «арбатского округа» и не имели понятия, что там придумывали. Я носил погоны старшего лейтенанта. Какие генералы, господи? О столичных перипетиях, извините за сленг и моветон, мы ведать не ведали.

Зато наши ребята были в курсе, кто взял Stinger, кого представили к награде…

Спецназ — сообщество небольшое, закрытое. Мы всё знаем друг о друге. В открытые источники информация впервые попала в 2002 году, когда наш офицер, историк-публицист Сергей Козлов опубликовал статью «Как взяли Stinger». Он ездил и к Жене Сергееву в Рязань, и со мной встречался.

— Больше вас не представляли к Звезде?

— За Stinger — только раз.

А наградных листов на меня было много. Впервые хотели дать Героя за бой в 1986 году, когда мы шесть часов держались. Потом представляли к ордену Ленина за караван с охранением из ста человек. Всего — к трем орденам Красного Замени и двум — Красной Звезды.

— Что получили в итоге?

— Две Красные Звезды.

— Документы всегда заворачивали без объяснений?

— Кто нам будет рассказывать? Бумаги уходили в штаб — и с концами.

— А самому спросить?

— У нас так не принято.

— Евгению Сергееву присвоили звание Героя России. Но посмертно. В 2012 году.

— Да, Женя ушел в 2008-м.

— Кто добился награждения?

— Наши ветераны. Те, кто служил в спецназе ГРУ и знал историю захвата Stinger не с чужих слов. Столько было неравнодушных людей, начиная с нижнего звена и заканчивая самым высоким рангом! Без них ничего не состоялось бы в случае с Сергеевым и мной.

— А Чебоксарова еще представляли?

— Нет, только тогда, в 1987-м.

— Сергеев переживал, что не стал Героем?

— Не то чтобы переживал, но какая-то червоточинка, думаю, завелась.

— И у вас?

Не сдались: как советские пленные устроили восстание в Афганистане

— Как объяснить? Уже говорил: у нас в сообществе все знают, кто и чего достоин. На встречи офицеров спецназа мы никогда не надеваем ордена. Не нужны нам такие демонстрации.

Не скрою, рад, что справедливость восторжествовала и по отношению к Сергееву, и в моем случае. Финальное решение всегда за президентом, подпись ставит он.

— Фраза «награда нашла героя» звучит красиво. Но вас она точно не искала.

— Наверное, лежала где-то в сейфе. Объясню. Сейчас Золотые Звезды идут по номерам за тысячу, а у меня — 063. Понимаете? Спасибо Владимиру Владимировичу…

— Но Сергеев не дождался своей очереди.

— Да, это так. У Жени остались жена, дочь, сын, внуки. Когда в 2012-м вышел указ о присвоении звания Героя России, мы собирались широким кругом, праздновали.

— Наверняка у вас возникал вопрос: а как же я? Тоже посмертно?

— Не думал об этом. Вот честно! Был уверен: не присвоят…

Да, мы служили Родине не за ордена. Это чистая правда! Но когда представляют к государственной награде, это всегда признание заслуг. Любому человеку хочется, чтобы его оценили по достоинству.

Тем не менее я никогда не ходил и не просил за себя. Всего добивалось наше сообщество, ветераны. Низкий им поклон.

— Как узнали, что стали Героем?

— Указ был подписан 15 февраля этого года. Вот тогда и узнал. День в день. Да, замечал какое-то шевеление среди наших ветеранов с большими погонами, очень уважаемых людей, но не придавал этому значения. А 15-го с утра начали звонить ребята, говорят: «По «России-24″ идет строка, что президент Путин присвоил звание Героя Владимиру Ковтуну».

READ  Баухаус: дизайн, изменивший историю

Включил телевизор, увидел, прочел… Тут уже посыпались звонки от журналистов, из кремлевской администрации… Вручение проходило 27 февраля — в день Сил специальных операций, отмечавших свое десятилетие. Владимир Путин награждал лично. Мы впервые встретились, я почувствовал, какая мощная энергия исходит от президента.

О погибших товарищах

— Куда еще вам прилетало, Владимир Павлович?

— Да повсюду. В ноги, в руки, в спину…

— Сколько госпиталей вы прошли?

— В Афганистане — ни одного. Не считал нужным. Дальше медсанбата не ездил, но и там ни разу не лежал. Зачем зря протирать бока? Однажды «итальянка» подо мной взорвалась…

— Это что?

— Шестикилограммовая мина, противотанковая. Made in Italy.

Кто раскроет тайну бунта советских пленных в лагере Бадабера?

Тогда мы тоже шли на бэтээре. Погнались за караваном, а когда возвращались, «духи» нас подловили, заминировали дорогу. Вот «итальянка» и сработала…

— Подбросило хорошо?

— Даже слишком. Думал, уже на небеса полетел. Но — нет, приземлился обратно. От удара вся спина синяя была. Ну, и контузия такая… хорошая.

И что? В госпиталь обращаться, там отлеживаться? Продолжал ходить на задания, всё зажило как на собаке.

— У вас за два с половиной года в Афгане были невозвратные потери?

— Погибли Саша Борисов из Рязани и Валера Опаец из Ровно. Это случилось в очень тяжелых боях. В первый раз мы шесть часов дрались с двумя сотнями душманов. А через неделю история повторилась. Тогда почти все шестнадцать человек из нашей группы получили ранения разной степени тяжести. «Духи» не один день нас караулили, пытаясь вычислить и уничтожить.

Спасло, что мы были на превосходящих горках. Но у нас долго не устанавливалась связь, не удавалось докричаться до батальона, запросить поддержку с воздуха. Боевики накатывали волна за волной, а мы отстреливались. Поодаль сидели снайперы, выбивавшие наши точки. Так Саша Борисов и погиб.

Через неделю «Грачи», Су-25, прилетели гораздо быстрее. Хорошо отбомбились. Группой штурмовиков командовал Александр Руцкой. Однако Валеру Опайца мы все же потеряли. Прямое попадание снаряда из безоткатного орудия с двух километров. Случай. Судьба. Тут уже без вариантов…

— Был фильм «Охотники за караванами». Это о вас?

— Картина снята по роману Александра Проханова «Мусульманская свадьба». Мы с Женей Сергеевым, моим товарищем, выведены в ней как прототипы. Я встречался с Александром Андреевичем, спрашивал, откуда у него фактура. Проханов ответил, что, в основном, использовал архивные материалы. Речь в фильме о налете на Шинкай. Уникальная была операция! Нашей группе удалось тогда поставить на колени огромный кишлак «духов». Да, Александр Андреевич многое творчески переосмыслил в реальной истории, но ведь это художественное произведение, а не документальная хроника.

По чину и награда

А ассамблея расплескивала безудержное веселье, малые ручейки слились в единый бурлящий поток. Иностранцы и русские понимали друг друга будто бы говорили на одном языке. Купцы и мастеровые братались со столбовыми дворянами. Одоевский словно очнулся от забытья и поспешил вновь присоединиться к честной компании.

Все внимание общества было приковано к государю, расточавшему любезности дамам, угощавшему вином гуляк, пившему то с боцманами и матросами, то с заморскими послами. «Что-то засмурели, приуныли, гости дорогие !» — воскликнул вдруг Петр

Еще через мгновение он три раза хлопнул в ладоши, да так, что у находивихся рядом заложило уши. По этому сигналу распахнулись двери и в покои, гримасничая и кривляясь, звеня бубенцами, гогоча и безумумствуя, ворвалась ватага шутов. Смешавшись с гостями, они принялись с усердием потешать и смешить почтенную публику. Кто жонглировал тарелками и кубками, кто отплясывал, ходил на голове, а кто рассказывал анекдоты.

Среди этого разномастного сборища выделялся высокий, сгорбленный старик. На голове его была шутовская корона, сделанная из древесной коры, но покрытая при этом золотой краской. Одет он был в старый кафтан со множеством разноцветных заплат.

Многие знали, что это престарелый князь Шаховской. Было дело, он чем-то прогневал государя. И вот, когда князь состарился и стал потихоньку выживать из ума, Петр определил его в личные шуты, назначив «шутейным головою». Князь-шут славился своим серебролюбием и за деньги готов был унижаться, вызывая не жалость, а презрение.

Царь подозвал своего «протеже». Вокруг тотчас столпились любопытные.

Похлопав Шаховского по плечу, Петр спросил:

— А что, князюшко, любишь ли деньги ?

— А кто ж их не любит, — глаза шута наполнились алчным блеском.

— И Иуда Христа, чай, не бесплатно продал.

— Вот угодил, попал не в бровь, а в глаз! — воскликнул Петр.

Былое

Табачный дым вдруг оживил в памяти князя клубы дыма порохового. Батальные сцены, свистящие пули, визжащие ядра пронеслись вихрем воспоминаний о славных днях русского оружия. На войне молодой человек познал многие стороны человеческой натуры: героизм, мужество, бесстрашие одних, трусость, подлость, коварство и предательство других. Глубоко потрясла его измена гетмана Мазепы. А столкнулся Одоевский с этой мерзостью лично.

В чине поручика Преображенского полка с командой из пяти солдат стоял он в ночном секрете на одном из подступов к военному лагерю.

Теплая летняя ночь, умиротворяющая окрестная тишина, казалось не предвешали никаких происшествий. Солдаты, отгоняя сон, покуривали трубки, точили лясы, говоря, впрочем, не громко, а почти шепотом. Вдруг послышался шорох, который все приближался и приближался. Вскоре стало ясно, что звуки производит не зверь и не птица, а человек. Знаком князь приказал солдатам замолчать и загасить трубки.

READ  Мега яхты

«Пора», — подумал поручик и, взяв двух бывалых воинов, отправился навстречу незваному гостю. Показался силуэт, почти сливавшийся с непроглядной темнотой. Ночной путник почему-то двигался не по дороге, а держась вблизи нее; то и дело, спотыкаясь о кочки, продираясь через кусты.

«Стой, кто идет!» — оклинкнул его Одоевский и взвел курок пистолета. Cолдаты обнажили шпаги. Нарушитель метнулся в сторону, но, оглядевшись и сообразив, что лучше подчиниться приказу, встал как вкопанный. Приблизившись и осмотрев «гостя», поручик спросил: «Кто таков, почто гуляешь ночью?»

«Та ось парося в мени втекло, шукав та заблукався, видпустыть панове», — жалостливо пробормотал тот. По виду это был обыкновенный малороссийский селянин. Но что-то подсознательно говорило Одоевскому: не так все просто — и он решил взять мужичка под стражу до утра с тем, чтобы отвести в полковую канцелярию. Там установят, кто он, и буде мирный хлебороб, так и отпустят с миром. Задержанного привели в секрет и для порядка наложили на ноги колодки: мало ли захочет удрать. Развели небольшой костерок, солдаты вновь закурили трубки, завели неспешные разговоры. До рассвета, а значит и окончания вахты, оставалось совсем немного. Пленник чувствовал себя неуютно; вобрал голову в плечи, ерзал и вздыхал. Один солдат решил подбодрить его: «Как на тебе вины нетуть, чай ни шпиен ты, дак пойдешь домой, не печалься».

Взошло солнце. Караул принялся собирать свои нехитрые пожитки. Одоевский окинул взглядом ночного визитера: простая домотканая рубаха заправлена в шаровары, подпоясанные кушаком. На ногах — кожанные лапти-чоботы. И все же что-то мешало полному сходству с земледельцем. «Что-то здесь не то, что-то не так», — крутилось в голове поручика. А что? И вдруг его осенило — руки. Белые, не знавшие тяжелого крестьянского труда, руки смотрелись неестественно, отчужденно. Да и сам «поселянин» не слишком загорелый. Теперь князь был почти уверен, что поймал лазутчика.

Подтверждение не заставило себя ждать долго. При обыске в полковой канцелярии у лжекрестьянина было найдено письмо Мазепы к шведскому королю с заверениями в «вечной дружбе», а также c обещаниями «допомоги» провиантом и казаками. Слухи о двурушничестве и измене гетмана ходили давно. Теперь тайное стало явным.

О случайности и закономерности

— А потом вернулись из Кремля к своим курам?

— Да я и не расставался с ними. Знаете, иногда спрашивают, что изменилось в моей жизни после вручения Золотой Звезды. Честно отвечаю: ничего. Как жил, так и живу.

— Но каким ветром вас занесло во владимирскую глубинку?

— Уже говорил: случай.

После увольнения со службы в 2000-м стал думать, чем заняться на гражданке…

— Вы ушли по выслуге лет?

— Нет, полтора года в госпиталях пролежал и понял: пора. Сначала-то всё было нормально, а после пришлось один осколок вынимать, второй… Афганистан даром не прошел, кусок здоровья я там оставил. И не только я. Когда-то сил у нас было, как у лосей, а потом поизносились мы, укатались на крутых горках…

Ветеран-афганец пять лет добивался подключения своего дома к сетям

25 апреля 2008-го после четвертого инфаркта умер Женя Сергеев. Неделей раньше сильный инсульт разбил меня. В июне того же года удар случился у еще одного нашего друга Саши Чубаря, который был в Афгане начальником штаба батальона. Понимаете? Мы запросто могли уйти друг за дружкой…

Ничто на свете не проходит даром. Догнали нас болячки.

Поэтому в 2000-м я оставил службу. Знакомые ребята рассказали, что под Александровом есть птицефабрика. Точнее была. Обанкрочена, разграблена, вместо зданий — руины. Я и ввязался. Честно говоря, необдуманно.

Но, как мы говорим, под лежащего офицера портвейн не течет. Выжил, выкрутился.

Помогли написать хороший бизнес-план, отправился с ним по банкам — просить кредит. Обошел не меньше сотни. В одних смотрели как на дурака, в других — как на мошенника. Долго не верили, ничего не давали. Времена-то были тяжелые.

Но курочка по зернышку клюет.

Сейчас производим по пятьдесят миллионов яиц в год. Очень хорошего качества. Отличного! Высшего! Для меня это принципиально. Количество — нет. Качество — да.

— Знаю, раньше вы часто играли на гитаре, даже записали диск с песнями Евгения Сергеева. Сейчас находите время на семиструнную?

— В последнее время играю редко, это все-таки состояние души. И выпустил пока лишь сборник, а Женин диск — в планах.

Песни у Сергеева очень проникновенные. Они о том, что мы пережили вместе.

Безвозвратные потери — слово, режущее слух,Словно птицы улетели, то ль на север, то ль на юг.А удача отвернулась, и не слышен песен глас,Безвозвратные потери, поздно вас нашел указ.

— Словно о себе писал.

— Обо всех нас. О тех, кто вернулся из боя и остался на нем.

— А где вам труднее, Владимир Павлович, на войне или в мирной жизни?

— Мне везде нормально. Надо ставить правильную цель, видеть, куда и зачем идешь. Меньше говорить, больше трудиться, чтобы жизнь становилась лучше.

Я несу ответственность за свою птицефабрику, за каждого из ее работников. Занимаюсь делом. Как учили и как умею. Без надрыва, авралов и штурмовщины. Аккуратно и методично. День за днем…

Александровский район Владимирской области.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: